foto1
История Руси и Человечества
foto1
Пробуждение Сознания
foto1
Реальные Знания
foto1
Закономерность и безконечность жизни
foto1
Звёздное прошлое Человечества
rubgcsdanlenfrdeelhiitplptsrskslessv

История

В этот раздел включаются материалы, содержащие правдивую информацию об удивительном многосоттысячелетнем прошлом нашей земной цивилизации. Здесь собираются, изучаются и публикуются сведения, проливающие свет на нашу подлинную историю, подтверждающие и уточняющие её, содержащие всевозможные прямые или косвенные доказательства реальности славного прошлого нашей цивилизации…

 

Война о которой не пишут в учебниках

Война о которой не пишут в учебникахРусский народ во все времена воздерживался от пития хмельных напитков. В домосковской Руси пьянства, как такового, не было, так как русские употребляли слабоградусные напитки: брагу, мёд, пиво, квас (крепостью от 1 до 6 градусов), причём достаточно редко, лишь во время больших праздников. И только с приходом прозападной династии Романовых (Ольденбургских, далее Гольштейн-Готторп) и особенно Петра I, на территории московской руси началось массовое уничтожение истории Руси и внедрение высокоградусных алкогольных напитков. Однако, русский народ пьянства не принимал. Доказательством этого явились мощнейшие, но к сожалению, стихийные антиалкогольные бунты, которых не знала ни одна страна мира. Так, в 1858-1859 г.г. антиалкогольный бунт охватил 32 губернии (в которые вошла и Саратовская), более 2000 селений и деревень поднялись против насильственного спаивания нации. Люди крушили питейные заведения, пивоваренные и винные заводы, отказывались от дармовой водки.

Люди требовали «Закрыть кабаки и не соблазнять их». Царское правительство жесточайшим образом расправилось с восставшими. В тюрьмы по «питейным делам» попало 111 тысяч крестьян, около 800 были зверски биты шпицрутенами и сосланы в Сибирь…

«За трезвость — на … каторгу»
«Об этой войне умалчивают учебники, хотя то была самая настоящая война, с орудийными залпами, погибшими и пленными, с победителями и побежденными, с судилищем над поверженными и празднованием одержавшими победу и получившими контрибуцию (возмещение убытков, связанных с войной). Баталии той неизвестной школьникам войны разворачивались на территории 12 губерний Российской Империи (от Ковенской на западе до Саратовской на востоке) в 1858 — 1860 годах.
Эту войну историки чаще называют «трезвенническими бунтами» потому, что крестьяне отказывались покупать вино и водку, давали зарок не пить всем селом. Почему они это делали? Потому, что не хотели, чтобы за счет их здоровья наживались откупщики — те 146 человек, в чьи карманы стекались деньги от продажи спиртного со всей России. Водку откупщики буквально навязывали, если кто не хотел пить, ему все равно приходилось платить за нее: такие тогда установились правила… В те годы в нашей стране существовала практика: каждый мужчина приписывался к определенному кабаку, а если он не выпивал своей «нормы» и сумма от продажи спиртного оказывалась недостаточной, то недобранные деньги кабатчики взимали со всех дворов местности, приписаной к кабаку. Тех же, кто не желал или не мог платить, секли кнутом, в назидание другим.
Виноторговцы, войдя во вкус, взвинчивали цены: к 1858 году ведро сивухи вместо трех рублей стали продавать по десять. В конце концов крестьянам надоело кормить паразитов-дармоедов, и они, не сговариваясь, стали бойкотировать торговцев вином.
Крестьяне отвернулись от кабака не столько из-за жадности, сколько из-за принципа: трудолюбивые, работящие хозяева видели, как их односельчане один за другим пополняют ряды горьких пьяниц, которым уже ничего, кроме выпивки не мило и не нужно. Страдали жены, дети и чтобы прекратить расползание пьянства среди сельчан, на сходах общины всем миром решали: в нашем селе никто не пьет.
Что оставалось делать виноторговцам? Они сбавили цену. Рабочий люд не откликнулся на «доброту». Шинкари, чтобы сбить трезвеннические настроения, объявили о бесплатной раздаче водки. И на это люди не клюнули, ответив твердым: «Не пьем!» К примеру в Балашовском уезде Саратовской губернии в декабре 1858 года 4752 человека отказались от употребления спиртного. Ко всем кабакам в Баоашове приставили караул от народа для наблюдения, чтобы никто не покупал вино, нарушивших зарок по приговору народного суда штрафовали или же подвергали телесному наказанию. К хлеборобам присоединились и горожане: рабочие, чиновники, дворяне. Поддержали трезвость и священники, благословлявшие прихожан на отказ от пьянства. Это уже не на шутку испугало виноделов и торговцев зельем, и они пожаловались правительству.
В марте 1858 года министры финансов, внутренних дел и государственных имуществ издали распоряжения по своим ведомствам. Суть тех указов сводилась к запрету… трезвости!!! Местным властям предписывалось не допускать организации обществ трезвости, а уже существующие приговоры о воздержании от вина уничтожить и впредь не допускать.
Вот тогда-то, в ответ на запрет трезвости, по России и прокатилась волна погромов. Начавшись в мае 1859 года на западе страны, в июне бунт дошел и до берегов Волги. Крестьяне громили питейные заведения в Балашовском, Аткарском, Хвалынском, Саратовском и во многих других уездах. Особенный размах погромы приобрели в Вольске. 24 июля 1859 года трехтысячная толпа разбила там винные выставки на ярмарке. Квартальные надзиратели, полицейские, мобилизовав инвалидные команды и солдат 17-й артиллерийской бригады, тщетно пытались утихомирить бунтующих. Восставшие разоружили полицию и солдат, выпустили из тюрьмы заключенных. Только через несколько дней прибывшие из Саратова войска навели порядок, арестовав 27 человек (а всего по Вольскому и Хвалынскому уездам в тюрьму бросили 132 человека). Всех их следственная комиссия осудила по одному только показанию кабацких сидельцев, оговоривших подсудимых в расхищении вина (громя кабаки, бунтовщики не пили вино, а выливали его на землю), не подкрепляя свои обвинения доказательствами. Историки отмечают, что не зафиксировано ни одного случая воровства, деньги расхищали сами служащие питейных заведений, списывая пропажу на восставших.
С 24 по 26 июля по Вольскому уезду было разбито 37 питейных домов, и за каждый из них с крестьян взяли большие штрафы на восстановление кабаков. В документах следственной комиссии сохранились фамилии осужденных борцов за трезвость: Л. Маслов и С. Хламов (крестьяне села Сосновка), М. Костюнин (с.Терса), П. Вертегов, А. Володин, М. Володин, В. Сухов (с. Донгуз). Принимавших участие в трезвенническом движении солдат по суду велено было «лишив всех прав состояния, а нижних чинов — медалей и нашивок за беспорочную службу, у кого таковые есть, наказать шпицрутенами через 100 человек, по 5 раз, и сослать в каторжную работу на заводах на 4 года».
Всего же по России в тюрьму и на каторгу отправили 11 тысяч человек. Многие погибли от пуль: бунт усмиряли войска, получившие приказ стрелять в восставших. По всей стране шла расправа над теми, кто отважился протестовать против спаивания народа. Судьи свирепствовали: им велели не просто наказать бунтовщиков, а покарать примерно, чтобы другим неповадно было стремиться «к трезвости без официального на то дозволения». Властьимущие понимали, что усмирить можно силой, а вот долго сидеть на штыках — неуютно.
Требовалось закрепить успех. Как? Правительство, подобно героям популярной кинокомедии, решило: «Кто нам мешает, тот нам и поможет». Откупную систему продажи вина отменили, вместо нее ввели акциз. Теперь всякий желающий производить и продавать вино, мог заплатив налог в казну, наживаться на спаивании своих сограждан. Во многих селах нашлись предатели, которые, чувствуя за спиной поддержку штыков, продолжили войну против трезвости иными «мирными» методами.
Большие сволочи опираются в своих мерзостях на сволочь хотя и маленькую, но многочисленную. Аллен Даллес, директор ЦРУ, объявляя в 1945 году «холодную войну» против СССР и говоря, что мы (т.е. США), завоюем русских без единого выстрела, найдя среди них предателей и разложив изнутри, ничего не изобретал: тактика вербовки изменников известна с древнейших времен, и против ведения войны таким способом очень трудно найти защиту. Но найти надо было во что бы то ни стало, иначе проигрыш стал бы окончательным. Трезвенникам предстояло решить почти неразрешимую задачу: как преодолеть сопротивление власти, поддерживающей не трезвость, эту основу государственной мощи, а кабатчиков, хотя и наполняющих государственную казну деньгами, но ведущих страну к гибели…

Глава из книги "Ты меня уважаешь?"
саратовского краеведа, члена союза писателей России
Владимира Ильича Вардугина
Потребление алкаголя в 1910 году

Первые евреи в России

 

После многих столетий категорического воспрещения пребывания евреев в России, подтверждённого в последний раз в царствование императрицы Елизаветы, в 1764 году, в царствование императрицы Екатерины II, легально прибыли в Россию первые евреи — иммигранты на постоянное жительство.

 

Екатерина II, вскоре после восшествия на престол, решила вызвать в Россию колонистов, в особенности для южных губерний, с целью оживления торговли, промышленности и земледелия.

 

Для этого, именным указом от 22 июня 1763 года была создана «Канцелярия Опекунства Иностранных», во главе которой императрица поставила наиболее близкого ей человека Григория Орлова.

 

И вот, наперекор всем существовавшим в её время предрассудкам, она решила включить в число этих «иностранных» также евреев.

 

Однако, открыто это высказать она опасалась, зная культурную отсталость той среды, которая её окружала.

 

Вследствие этого, она только гораздо позже, в ноябре 1769 года, в указе киевскому генерал-губернатору Воейкову официально разрешила евреям поселиться во вновь созданной Новороссийской губернии.

 

До этого же, намерение императрицы пустить евреев в Россию выразилось, так сказать, в заговоре её с приближёнными лицами, отразившимся в переписке с рижским генерал-губернатором Брауном, в коей всему этому делу был придан конспиративный характер.

 

В письме, доставленном Брауну секунд-майором Ртищевым, значилось: «когда от Канцелярии Опекунства будут рекомендованы некоторые иностранные купцы Новороссийской губернии, то им разрешить проживание в Риге для производства торговли на таких же основаниях, как это дозволено законом купцам других русских губерний в Риге.

 

Ежели, далее, эти купцы отправят для поселения в Новороссию своих приказчиков, уполномоченных и рабочих, то выдавать им для безопасного пути, независимо от их вероисповедания, надлежащие паспорта и давать им провожатых.

 

Ежели, наконец, из Митавы прибудут три или четыре человека, которые пожелают отправиться в Петербург из-за требований к казне, то выдавать им паспорта, без указания их национальности и не наводя справок об их вероисповедании, а обозначать в паспортах только их имена.

 

Для удостоверения своей личности эти люди предъявят письмо, находящегося в Петербурге, купца Левина Вульфа».

 

Таким-то таинственным образом было начато водворение евреев в Россию.

 

Как видно, самодержавие Екатерины II не освобождало её от необходимости очень и очень считаться с мнением и вкусами окружающих её лиц и даже широких масс русского народа, для которого все «жиды» оставались «врагами Христовыми». Поэтому-то в письме тщательно избегается слово «еврей».

 

Однако, Браун, очевидно, понял желание Екатерины или же ему объяснил его на словах Ртищев, Последний был немедленно командирован в Митаву к русскому посланнику при герцогском дворе фон Смолину с секретным поручением, и 7 мая 1764 года он вернулся от Смолина с семью евреями.

 

Евреи, которые водворялись в Новороссии были митавские купцы — Давид Леви, Моисей Арон, Израиль Лазарь и рабочий Яков Маркус, к которым заботливая Екатерины не преминула присоединить раввина Израиля Хаима и его помощника Натана Аврама из Бирзена, и даже «моэля» Лазаря Израиля, очевидно, в видах устроения религиозных потребностей будущей еврейской общины.

 

9 мая эти евреи, в сопровождении Ртищева, были отправлены в Петербург, причём, генерал-губернатор в сопроводительном докладе заявил, что он «не ручается за то, чтобы в этом деле удалось сохранить тайну, так как евреи прибыли в Ригу открыто и их отъезд, насколько он знает эту нацию, тоже едва ли будет сохранён в тайне».

 

Если вспомнить, при этом, что в то время, и ещё много позже, до сороковых годов 19-го столетия, рижско-немецкое бюргерство, имевшее европейский облик, вело борьбу за недопущение поселения евреев в Риге и за разрешение приезжающим на время евреям проживать только в одном заезжем дворе, в Московском форштате, то можно оценить, насколько Екатерина II, по широте взглядов и гуманности, опередила своё время.

 

И евреи того времени это поняли и оценили. В 1780 году, когда Екатерина посетила Шклов, они её приветствовали специально написанной одой на еврейском языке, с переводом на языки русский и немецкий.

 

Заключительная строфа этой оды гласит: «Ты дозволила нам проживать в твоей стране в мире и безопасности, под сенью твоего благоволения и под охраной твоего скипетра, в согласии с природными жителями. Как и они, мы восхищаемся твоим величием, как и они, мы счастливы тем, что мы твои подданные».

 

Такою же одою встретили Екатерину и Могилёвские евреи, и Полоцкие. Последние, в её честь, устроили на Двине блестящую иллюминацию.

 

Теперь это событие забыто, а, между тем, оно заслуживает особого внимания, особенно в наше время, когда, в результате длительной и целеустремлённой пропаганды, во всём мире существует мнение, что евреи в России всегда и во все времена были преследуемы, лишены элементарных гражданских прав и подвергались гонениям.

 

Забыты и указ Екатерины II 1791 года, уравнивающий евреев в правах с купцами, ремесленниками и мещанами тех городов и местечек, в которых они проживали в момент, когда эти города и местечки, бывшие раньше польскими или литовскими, стали городами и местечками России.

 

Забыт и указ императора Александра 1, который в 1804 году открыл свободный доступ евреям к образованию, гласящий: «все евреи могут быть принимаемы и обучаемы, без различия от других детей, во всех российских училищах, гимназиях и университетах».

 

Забыты и стипендии еврейским мальчикам, обучавшимся в светских училищах, в то время, как не-еврейские мальчики таковых стипендий не имели.

 

Зато, обо всех ограничениях не забывается и постоянно напоминается, чем создаётся картина России, как страны еврейского бесправия и страданий.

 

Обо всём этом будет более подробно сказано в дальнейшем. Как о мероприятиях Правительства России, уравнивающих евреев с остальным населением, так и о ряде ограничений, равно, как и о причинах, эти ограничения, в своё время, вызывавших.

Дальнейший рост числа евреев в России

 

Содействуя и способствуя поселению евреев в России, Екатерина II вряд ли предполагала, что вскоре исторические события сами приведут в подданство Российских императоров не отдельные маленькие группки евреев, как это было в 60-х годах 18 столетия, а сотни тысяч.

 

Как уже упомянуто выше, в результате территориальных изменений конца 18 и самого начала 19 столетий, Россия получила не только русские земли бывшей Киевской Руси, много веков находившиеся под властью Польши, с коренным русским (малорусским-украинским и белорусским) населением, но и прочно обосновавшихся на этих землях, за время польского владычества, евреев.

 

Так появились в России, до того времени, как правило, не допускавшей на свою территорию евреев, больше миллиона подданных — евреев.

 

Общее число евреев — русских подданных в 1815 году (по завершении всех территориальных изменений) доходило до 1 200 000.

 

Все они жили до 1772 года (до первого «раздела» Польши) вне пределов государства российского, будучи отлично организованы, как некое государство в государстве, имели своё очень широкое самоуправление, подчиняясь не законам общегосударственным, а своим собственным — еврейским.

 

Ровно через сто лет, в 1915 году, в России насчитывалось 5 500 000 евреев.

 

Кроме того, начиная с 80-х годов 19 столетия из России эмигрировало в Америку свыше 1 500 000 евреев. Всего — 7 000 000, не учитывая нормального прироста полутора миллиона эмигрировавших.

 

Значит, что, за сто лет, число русских евреев возросло в 6 раз.

 

За этот же период общее число народонаселения всей России возросло всего в 4 раза. В 1815 году было 45 000 000; в 1915 г. — 180 000 000.

 

Как видно из этих цифр, рост еврейского населения в России шёл гораздо быстрее, чем рост всего населения государства.

 

Не делая отсюда никаких выводов, мы только отмечаем этот факт, считая его чрезвычайно интересным и показательным.

 

В точности же приведённых цифр вряд ли можно сомневаться, ибо они взяты из книги известного еврейского демографа Я. Лещинского («Еврейский народ в цифрах». Берлин, 1922 год), каковые цифры, поскольку это было возможно, проверены и сравнены с данными других демографов.

 

 

Как создался еврейский капитал в России

 

На это даёт исчерпывающий и документированный ответ тот же Дижур, знаток и исследователь этого вопроса.

 

«Накопление капиталов было результатом деятельности евреев в течение первой половины 19 столетия, в качестве откупщиков пропинационных сборов и содержателей оптовых складов спиртных напитков и питейных заведений».

 

Война о которой не пишут в учебникахКроме того, многие евреи арендовали у помещиков винокуренные заводы. В одном только Киеве было несколько складов и множество питейных заведений (шинков) в руках евреев.

 

Например, Вайнштейн имел оптовый склад и 72 питейных дома. Мернерей — оптовый склад и 10 питейных заведений. В Черкаесах Скловский имел оптовый склад и 23 питейных дома.

 

Вообще, дело торговли водкой во всей «черте оседлости» было почти исключительно в руках евреев.

 

Как известно, в те времена деятельность шинкарей, торговавших водкой, была тесно связана и переплетена с деятельностью ссудно-кредитной, не подлежавшей никакому контролю и учёту.

 

Попросту говоря, с ростовщичеством, жертвой которого были не только крестьяне, закладывавшие и пропивавшие в шинках своё убогое имущество, но и помещики, прибегавшие к займам у шинкарей и откупщиков.

 

Банковское дело находилось тогда в зачаточном состоянии, а потому лица, нуждавшиеся в кредите, прибегали к помощи частных лиц, у которых были наличные деньги.

 

Немало и представителей администрации — чиновников и офицеров — также прибегали к кредиту у шинкарей и откупщиков, что, естественно и неизбежно, ставило их в зависимое положение по отношению к своим заимодавцам и препятствовало успешной борьбе с ростовщичеством, которую старалось вести Правительство.

 

Собранные таким путём капиталы, со второй половины 19 века, евреи начали инвестировать в бурно развивающуюся промышленность: сахарную, железнодорожное строительство и другие отрасли торговли и промышленности России, в особенности, в банковское дело.

 

И, в результате, Россия, перед революцией, имела много десятков, если не сотен евреев-миллионеров и их влияние и удельный вес в экономической жизни страны быстро и неуклонно рос.

 

Параллельно с этим, росло и их влияние не только на экономическую сторону жизни, но и на культуру, литературу, политику, нравы всей России.

 

Чувство племенной солидарности, свойственное всем племенам и народам вообще, у евреев было и есть развито особенно сильно. На это обратил внимание ещё Тацит, говоря об особой любви евреев к своему племени.

 

И, побуждаемые и руководимые этим чувством, евреи всегда и везде старались не только помочь, но и выдвинуть своих соплеменников, способствуя их успехам и противодействуя успеху и выдвижению их потенциальных конкурентов — не-евреев.

 

Обладая финансами и будучи тесно сплочены единством расы и веры, они в этом направлении преуспевали чрезвычайно.

Отрывок из книги Евреи в России и в СССР Андрей Дикий

Война о которой не пишут в учебниках

Державин  Гавриил  Романович (1743 – 1816)

Не все  знают, что Гавриил Державин – не только знаменитый русский поэт. Он был ещё и губернатором, и сенатором, и министром  юстиции. В 1799 и 1800  он был командирован в Западный Край для изучения причин  голода и бедственного положения тамошнего русского крестьянства.

Державин составил  подробный отчёт для царя и сената о своих  исследованиях и принятых мерах.             17 сентября 1800 года  Державин  писал жене:              «Вот  сижу  и пишу  о  ЖИДАХ!»      В  этом своём официальном  отчёте  сенатор  Державин  очень часто употребляет  слово  «жиды».  И отметить должно, что  Павел Первый   с похвалой отозвался  о «Мнении  сенатора  Державина…»  об обуздании жидов, о его действиях в Западном крае  и даже  не  пожурил его  за частое  употребление   в  «официальной  бумаге»   слова  «жиды».  Императора  Павла Первого  слово  «жиды»  нисколько не  коробило.  Кроме  «благоволения  Государя» Державину был дан ещё  и чин действительного  статского советника.             «Мнение  сенатора Державина…» было  полностью опубликовано в Петербурге в Полном собрании сочинений Державина, изданном  Академией наук  в 8 томах, под редакцией Я. Грота  (1864 – 1883),   в 7  томе, изданном в 1878 году.   Привожу  несколько  отрывков  из  «Мнения  сенатора  Державина»: «Там  выколачивают  у них  (крестьян)  ЖИДЫ  не  только  насущный  хлеб, но и в земле  посеянный,  хлебопашеские  орудия,  имущество, время, здоровье  и  саму  жизнь».  «ЖИДЫ,  ездя  по  деревням,  а  особливо осенью  при собрании жатвы,  и  напоив  крестьян  со всеми  их  семействами,   собирают  с  них  долги  свои  и  похищают  последнее    нужное их  пропитание». «Пьяных,  обсчитывая,  обирают  с ног  до  головы,  и  тем погружают  поселян  в  совершенную  бедность  и  нищету».     (Державин. Т. 7.  С. 263, 265, 287).         И сама  торговля и ростовщичество постоянно подвигают  жидов  к обману  и мошенничеству, а их кагалы, их раввины, их Талмуды  дозволяют жидам  применять все средства  для  высасывания  жизненных  сил из крестьянства.  Лишь бы был удовлетворён  жидовский интерес.  «Честь  у  ЖИДОВ  ничего  не  стоит».  Поэтому  редко бывает уголовное дело в Западном крае, «в котором  не были бы  замешаны  многие  ЖИДЫ,  или  один  ЖИД».  «В корчмах, открытых в чертах осёдлости жидами, крестьяне развращаются, истощают свою жизнь. Из 1650 питейных заведений 1548 принадлежит жидам. Из 1297 табачных лавок 1293 также были собственностью жидов». И   Державин  предлагает  императору  и Сенату:     Корчмы  же, «где  в  них  сидели  ЖИДЫ  и  продавали  вино, - уничтожить  и  до  вредного  промысла (ЖИДОВ)  впредь  не  допускать». (Державин. Т. 7.   С. 300).  «Подтвердить запрещение  указом  1727 года  и в  последующих  годах  бывшее,  чтобы ЖИДОВ  внутрь  России…  никогда  не  пускать». (Державин. Т. 7.  С. 325). И даже  в Сибирь, на каторгу, за преступления жидов  не отправлять вместе  с жёнами, «дабы   не размножались   и не  развращали   сердце  Империи,  то есть её  коренных  жителей». (Державин.  Т. 7.  С. 300).

Война о которой не пишут в учебниках

И последний вопрос. Вы не пробовали найти диаграмму потребления алкоголя в Российской Федерации на душу населения, хотя бы, за последние пять лет? Не любую, которую может любой "журналист-любитель создать", а именно официальную? Я попробовал- не получилось. Данным ВОЗ (и Wiki тоже) как-то не очень доверяю, уж очень там всё приблизительно и врут порой. Да и не могут они точнее без официальных данных из самой страны. Попробуйте поискать сами.

 

 

Как создался еврейский
капитал в России

На это даёт исчерпывающий и документированный ответ тот же Дижур, знаток и исследователь этого вопроса.

«Накопление капиталов было результатом деятельности евреев в течение первой половины 19 столетия, в качестве откупщиков пропинационных сборов и содержателей оптовых складов спиртных напитков и питейных заведений».

Кроме того, многие евреи арендовали у помещиков винокуренные заводы. В одном только Киеве было несколько складов и множество питейных заведений (шинков) в руках евреев.

Например, Вайнштейн имел оптовый склад и 72 питейных дома. Мернерей — оптовый склад и 10 питейных заведений. В Черкаесах Скловский имел оптовый склад и 23 питейных дома.

Вообще, дело торговли водкой во всей «черте оседлости» было почти исключительно в руках евреев.

Как известно, в те времена деятельность шинкарей, торговавших водкой, была тесно связана и переплетена с деятельностью ссудно-кредитной, не подлежавшей никакому контролю и учёту.

Попросту говоря, с ростовщичеством, жертвой которого были не только крестьяне, закладывавшие и пропивавшие в шинках своё убогое имущество, но и помещики, прибегавшие к займам у шинкарей и откупщиков.

Банковское дело находилось тогда в зачаточном