foto1
История Руси и Человечества
foto1
Пробуждение Сознания
foto1
Реальные Знания
foto1
Закономерность и безконечность жизни
foto1
Звёздное прошлое Человечества

Факты, мнения и гипотезы

Мысль человеческая никогда не стоит на месте, поиск истины это процесс, который невозможно остановить и который, единожды начавшийся бесконечен. Можно помешать этому процессу, направить по ложному пути, но остановить нельзя. С приходом Дня Сварога все больше русов пробуждается от многовекового сна разума, чтобы продолжить движение нашей цивилизации по пути разумного развития. Опыт нашей цивилизации труден и тернист, нам нужно многое осмыслить и понять, чтобы вернуться к Законам Гармонии Мироздания. В этом разделе размещены материалы, которые на основе действительных фактов помогут нам оценить и понять нашу реальную действительность и пути дальнейшего движения.

 

Коты о сметане

Коты о сметанеЕсли бы хищник рассуждал о выгодных путях миграции травоядных, если бы медведь рассуждал о выгодном расположении пасек и пчеловодов, если бы кот рассуждал о правильном (оптимальном, экономически-эффективном) расположении сметаны – это было бы похоже на то, как влиятельный журнал «Шпигель» (рупор ФРГ) рассуждает о «правильной экономике» для России. Именно здесь, в «Шпигеле» вышла знаковая публикация «Россия в кризисе: экономика – ахиллесова пята Путина» ("Der Spiegel", Германия, оригинал публикации: Russland in der Krise: "Die Wirtschaft ist Putins Achillesferse")

Беньямин Биддер (Benjamin Bidder) побеседовал с экспертом по России Крисом Уифером (Chris Weafer) и тот рассказал «Der Spiegel»ю о том, как он видит «империю Путина».

Уифер считает, что 2014 год будет решающим. «Фаза высокого роста за счет увеличивающихся сырьевых доходов и потребительских расходов - позади. Стране необходим новый двигатель роста».

Здесь – средоточие всех наших разногласий с либерал-монетаристами по фундаментальным вопросам экономики, здесь своего рода Куликово поле битвы экономических идей. Если рост потребительских расходов – старый, никуда не годный двигатель роста, то, логически рассуждая, новый должен быть основан на снижении потребительских расходов. Иначе говоря – на обнищании граждан. Или – «хотя бы» на стагнации, замораживании уровня жизни, когда годы идут, а лучше не становится…

Иначе говоря, все, кто стоит за Уифером и Биддером, видят «счастье» в несчастье. На наш взгляд, это величайшее логическое противоречие, коллапс мысли. Как может быть счастье в несчастье? «Чем больше слез, тем больше облегченья, в слезах и заключается леченье»… Эта фраза из детской сказки принадлежит лекарю-шарлатану, однако она не так абсурдна, как придуманное либералами «счастье».

В самом деле, как можно лечить грусть грустью? Как можно разместить радость в горе? И какое же счастье в несчастье? Экономика – домоустроительство. Это наука об УЛУЧШЕНИИ материальной жизни и быта людей. Когда экономист говорит, что жизнь людей нужно ухудшить для достижения блага, невольно возникает вопрос: ЧЬЕГО БЛАГА? Ведь ясно же, что не людей, потому что им предписано «снижение потребительских расходов»…

Что это за экономика такая, в которой рост потребительских расходов – позади? Получается – «завтра будет хуже, чем вчера»? Кому нужна такая наука, которая не улучшает, а ухудшает завтрашний день?

Теперь – по «сырьевым доходам». С нашей точки зрения, природное сырьё есть основа основ ВСЯКОЙ (хоть трижды пост-индустриальной) экономики, и потому объективно уменьшатся сырьевые доходы никак не могут. Ведь население планеты растет, а сырья больше не становится. Наоборот – сырьевые запасы объективно истощаются.

Сокращаться сырьевые доходы могут только от бесхозяйственности и разгильдяйства монетарных властей. Когда, например, бездельники гонят сырьё в чужую промышленность, вместо того, чтобы использовать его в своей. Так же легче: торгуешь завоеваниями дедов-прадедов (территория – их заслуга), получаешь продукты чужого труда.

Деды лили кровь, чужие – пот, а ты ничего, кроме слюней и соплей не льёшь…

Теоретически – если в чужой промышленности спад, то сырья им, чужим, нужно меньше. Они меньше его покупают, и, следовательно, доходы бездельника и разгильдяя, торговавшего «орденами и медалями» прадедов (а нефть и газ – это ордена и медали тех, кто осваивал и защищал в бою данную территорию) – падают.

Во-первых, не стоит унывать, а стоит задуматься, как прекратить балдеть и развернуть собственную индустрию. Сырьё, невостребованное чужими – пойдет своим. Во вторых – даже если очень не хочется прекращать балдеть за счет дедов-прадедов, даже в узко либеральном смысле – Уифер говорит нелепицу и околесицу.

Вот, дословно, с чего он начинает: «Но все изменилось. Европа и Америка возвращаются в строй». Мол, кризис кончился, и Запад заработал в полной мере. Но тогда почему – «фаза высокого роста за счет увеличивающихся сырьевых доходов… позади»?. Ведь ясно же, что спрос на сырьё падает при сокращении производства, и растет при росте производства. Когда Уифер врет? Когда говорит, что у Запада все становится «окей»? Или когда говорит, что Россия не сможет больше продавать сырьё по дорогой цене?

Думаю, он просто по жизни – врет, и там и там. Как и все либералы, Уифер «за базар не отвечает», мелет, что считает выгодным на данный момент. Запад растет, а цена на сырьё, которое потребляет растущий Запад – обязательно должна упасть… С такой логикой нужно не «экспертом по России» работать, а к врачу идти на осмотр… Но слишком длинная выстроится к бедному врачу очередь, если либералы услышат наш совет.

Вот и министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев говорит о возможной стагнации, которая может продлиться два десятилетия. Уифер считает, что «это сознательная провокация, направленная на то, чтобы обратить внимание Путина на проблему». На наш взгляд, это провокация несознательная, связанная с тем, что Улюкаев собирается работать министром лет двадцать, не менее, и не хочет ничего делать за эти двадцать лет.

А как человек недалекий и плоский, он эти свои заветные планы выбалтывает. Мол, заранее предупрежу, чтобы с меня двадцать лет ничего не спрашивали.

Пристанут к Улюкаеву – ты отвечаешь за развитие, где развитие? – а он им в ответ – предупреждал же, раньше 2030 года и не заходите!

Почему такого министра терпит Путин – вот уж действительно загадка мировой экономики. Но к обсуждаемой теме она отношения не имеет. Потому что приняв от бездельничающего Улюкаева (человеку поручили развития, а он предупредил, что 20 лет развития не будет) посыл, углубляет его.

Уифер каркает: «Времени мало. В краткосрочной перспективе реформы болезненны и приносят свои плоды только через два-три года. В 2016 году пройдут следующие парламентские выборы, а в 2018 – президентские. Поэтому перемены должны случиться сейчас или никогда». Сам Уифер всей душой с теми, кого, как он говорит «…мы называем экономическими либералами. К ним относятся министерства экономического развития и финансов, Центробанк, лагерь во главе с премьер-министром Дмитрием Медведевым. Их поддерживают олигархи».

Странно, что человек в якобы-законопослушной Германии, в сердце хваленой Европы так радуется союзу с олигархами, представителями мега-криминала, и считает, что сила, поддержанная мега-криминалом может быть права. Ещё более странны эти «реформы» которые надо делать (слышу это не первый раз и не первый год) подальше от выборов, ибо народ за такие «реформы» возненавидит, как пить дать!

Почему народ должен ненавидеть за реформы? Что это за реформы такие, которые всем омерзительны, пользу которых нельзя объяснить массам – даже и браться за это бесполезно? Как это согласуется с хваленой демократией, в которой – все во имя большинства, все для блага большинства? Почему нельзя сделать нормальные реформы, которые не были бы болезненны? Они, видите ли, «плоды принесут» через два-три года… А если не принесут? Надежда все на ту же забывчивость людей, что и при удалении реформ от выборов. Мол, счас сделаем больно, а через два-три года все забудут, зачем делали больно…

Все либералы о СУТИ своих загадочных реформ всегда говорят непостижимо-общие слова-амебы. Уифер не исключение. На суть реформ он потратил ровно две строки: нужно добиться «долгосрочных структурных реформ. Бизнес-климат необходимо улучшить, а коррупцию – подавить».

Что они имеют в виду под «улучшением бизнес-климата» я убей - не понимаю много лет. Есть вещи, которые вступают в силу с конкретного числа конкретного месяца. Их можно проверить, замерить и т.п. С такой-то даты N упраздняется, а NN вводится в силу – это понятно.

Нам же вместо конкретных, выполнимых и проверяемых мер дают советы… улучшать климат! Чем? Молитвами? Ожиданием у моря вместе с погодой? Чего конкретно делать-то?

Не дают ответа…

Почему подавление коррупции у Уифера – непопулярная реформа, которую нужно держать подальше от выборов? Он совсем аутист, или только по субботам, когда выходит «Шпигель»? Да подавление коррупции – самая популярная из всех популярных мер, какие только можно вообразить. Её не то что подальше от выборов – поближе к выборам нужно проводить, тогда точно выберут. Или либерал Уифер опять эзоповым языком говорит, опять имеет в виду не саму борьбу с коррупцией, а какое-нибудь истребление младенцев, названное «борьбой с коррупцией» для конспирации?

Задолбал! Задолбали! Мы двадцать лет слушаем этих умалишенных, единственное достижение которых в жизни – то, что они банально сперли у советских ротозеев инфраструктуру, созданную другой властью для других целей. Достижение, не скрою, крупногабаритное, но хотелось бы за двадцать лет ещё какой-то их «самореализации», кроме воровства замшелых лет, когда они были на двадцать лет моложе.

Теперь они из молодежного цинизма впали в старческий маразм, и у них сырьё дешевеет в растущих экономиках, борьба с коррупцией непопулярна в массах, а путь к росту производства заключается в сокращении потребления. То есть чем меньше люди будут кушать пряников – тем больше их будут выпекать…

Уифер не обманул надежд российских олигархов. С трибуны признанного эксперта он требует лозунгами:

- Деньги должны быть перераспределены…

- Это будет трудно. Расходы в государственном секторе сильно возросли.

Но:

- Россия тратит больше денег, чем позволяет ее рост.

Буквально в следующем абзаце того же Уифера читаем:

– Россия в следующие восемь лет потеряет 10% работоспособного населения. Дефицит пенсионной системы уже сегодня составляет 1,8% от производительности экономики, это 35 миллиардов долларов в год. Через несколько лет дыра станет вдвое больше.

Так может вещать только человек, который не дружит с головой. ЕСЛИ даже в условиях «траты больше денег, чем позволяет рост» Россия потеряла 10% работоспособного населения, что же будет, если она станет тратить денег по «росту»?

И что это за загадочный «рост» который в воспаленных мозгах либералов, отечественных и западных, существует отдельно от траты денег? Какой же дурак станет производить больше товаров, если денег, на которые эти товары покупают, станет вокруг меньше? Куда этот дурак денет произведенные «в рост» товары, если их никому не под силу купить?

Всякий профпригодный экономист понимает, что деньги – механизм соединения производителя искусственных предметов с природным, естественным сырьём.

Больше денег => выше спрос => больше производят.

Зачем? Чтобы удовлетворить этот спрос.

Кому охота заниматься производством предметов, лишенных спроса? И наоборот – кому неохота заниматься производством предметов, на которые есть спрос?

Естественно, схема работает, если есть природные ресурсы. Ведь только их включение в труд (собственно) и делает труд из нерентабельного рентабельным.

Что отличает экономику страны от настольной игры «Монополия»? Бумажки, фирмы, бренды и хозяева заводов есть и там и там. Однако настольная игра «Монополия» не имеет под собой никаких ресурсов, кроме картонной коробки, а потому она только игра.

Подведите к ней реальные ресурсы – и она превратится (прямо с теми же игроками) в реальную экономику!

Так как же можно добиться роста экономики в режиме жесткой экономии государства? Того самого государства, которое присвоило себе перед этим монополию на изготовление денежных средств платежа, запретило (статьёй о фальшивомонетчестве) печатать деньги частным лицам и свободное хождение чужих валют по своей территории?

Если государство, имеющее монополию на выпуск денег, начинает ужимать этот самый выпуск, то образуется воронка пустоты: производители разоряются, сворачивают производства, исчезают как товары, так и те, кто эти товары покупал. Возникает антиинфляционная «гармония кладбища» - когда предложения нет, но и спроса тоже нет. Немногие товары лежат себе на прилавках и создают иллюзию изобилия…

Заканчивает Уифер патетически: «Поэтому предостережения либералов сегодня такие решительные. Они хотят заставить Путина действовать. Их посыл: продолжать сидеть сложа руки - рискованнее, чем начать реформы».

Конечно, сидеть сложа руки и мы бы не советовали. Однако трудно признать, что всякое деяние лучше всякого недеяния. Например, признать, что поджог амбара лучше, чем его не поджигать…

Длительно ругая «эпоху госмонополий» в РФ, и всячески подчеркивая «неэффективность» госмонополий, Уифер «забывает» (весьма характерная для либералов амнезия), что рост уровня жизни в РФ как бы случайно «совпадает» с введением госмонополий. Без госмонополий было очень и очень фигово. Пришел Путин, ввел госмонополии. Стало получше. Поднялись над Суданом и Сомали. Мигранты стали ломиться на новый уровень жизни, оказавшийся завидным для нищего окружающего мира…

Вывод: надо развалить госмонополии и вернутся в 90-е, тогда совсем хорошо станет. А теперь скажите мне искренне – может ли человек сделать из таких посылок такой вывод, если он не умалишенный? Было плохо, стало лучше, чтобы стало совсем хорошо, нужно сделать, как было…

У нас тоже много претензий к экономической политике В.Путина. Однако, прямо признаем, они диаметрально противоположны претензиям Уифера. Ларчик открывается просто: «что русскому хорошо, то немцу смерть». Если бы хищник мог рисовать планы миграции травоядных, то, конечно, он рисовал бы их как удобнее для охоты, а не для травоядных. И кот, если бы умел разводить демагогию, постарался бы убедить хозяйку, что сметану нужно поставить в открытом, доступном котам месте.

 А. Леонидов-Филиппов