foto1
История Руси и Человечества
foto1
Пробуждение Сознания
foto1
Реальные Знания
foto1
Закономерность и безконечность жизни
foto1
Звёздное прошлое Человечества

Факты, мнения и гипотезы

Мысль человеческая никогда не стоит на месте, поиск истины это процесс, который невозможно остановить и который, единожды начавшийся бесконечен. Можно помешать этому процессу, направить по ложному пути, но остановить нельзя. С приходом Дня Сварога все больше русов пробуждается от многовекового сна разума, чтобы продолжить движение нашей цивилизации по пути разумного развития. Опыт нашей цивилизации труден и тернист, нам нужно многое осмыслить и понять, чтобы вернуться к Законам Гармонии Мироздания. В этом разделе размещены материалы, которые на основе действительных фактов помогут нам оценить и понять нашу реальную действительность и пути дальнейшего движения.

 

Американцы раскрыли тайну Катыни?

Американцы раскрыли тайну Катыни?На сайте Национального архива США обнародованы новые документы по Катынскому делу.

Комментирует эксперт Владислав Швед:

- Последние несколько дней мой телефон разрывается от вопросов знакомых – почему такой ажиотаж вокруг обнародования в США новых архивных документов по Катыни? Ведь вроде бы точка поставлена! О том, что все обстоит далеко не так просто, я писал в своих книгах, в статьях.

Но каким же боком в этой истории замешаны США? Дело в том, что в мае этого года президент Обама неудачно оговорился о «польских лагерях смерти». Польша и влиятельное политическое лобби польской диаспоры в США отреагировали на это крайне отрицательно. Ситуацию следовало немедленно исправлять, чтобы вернуть голоса избирателей польского происхождения, так как осенью в США, как известно, грядут президентские выборы.

Два американских сенатора с польскими корнями Мэрси Каптур и Дэниэл Липинский предложили Обаме сделать широкий жест: опубликовать в Интернете документы, имеющие отношение к катынской проблеме. Идея эта не нова. Она родилась два года назад на одной конференции по Катыни, проводившейся в Библиотеке Конгресса США.

Летом 2012 г. сложились крайне благоприятные условия для её реализации. Публикация катынских документов, в очередной раз «подтверждающих» вину советского довоенного руководства за гибель многих тысяч поляков, должна была продемонстрировать добрую волю президента Обамы и его поддержку Польши, как одного из важнейших американских союзников в Европе в Европейском Суде.

Не случайно публикация была осуществлена накануне годовщины террористической атаки на башни-близнецы в Нью-Йорке вечером 10 сентября 2012 г. Это придало заурядному событию в Интернете совершенно иное звучание.

Почему заурядному? Значительное количество обнародованных американцами документов известна исследователям Катынского дела. Рассекреченная часть документов не столь велика, как это представляют СМИ. Ничего сенсационного и неизвестного, открывающего новую страницу в Катынском деле, документы, размещенные на сайте Национального архива США, не содержат.

Ядро опубликованной коллекции документов составляют материалы расследования Катынского дела, проведенного в 1951-1952 гг. специальной комиссией Рея Мэддена, образованной Палатой представителей Конгресса США. Кстати, по некоторым сведениям материалы этой комиссии американцы передали полякам ещё в 2003 г.

Тем не менее, документы, размещенные на сайте Национального архива США заслуживают внимания исследователей и общественности. При этом следует отметить одну характерную особенность. Российским пользователям Интернета доступны только заголовки архивных дел, содержащих документы по Катыни и 11 размещенных на стартовой "катынской" интернет-странице фотографий.

При попытке загрузить другие документы по Катыни с российских IP появляется сообщение «Доступ запрещен политикой безопасности. Пожалуйста, обратитесь к администратору, если вы считаете, что это неправильно». Американские и польские пользователи документы по Катыни с сайта Национального архива США скачивают без ограничений.

Тут невольно приходится вспомнить, что россияне до сих пор лишены возможности ознакомиться с материалами российского расследования уголовного дела № 159 (Катынское дело).

Содержание меморандумов, направленных российским Минюстом в 2010 г. в Страсбург также известно полякам. Россиянам они недоступны и о них они знают лишь по скудным переводам из польских СМИ. Видимо, кто-то посчитал, что наши люди пока не «доросли» до понимания всей сложности Катынской проблемы! Поэтому решено не мучить их напрасными сомнениями относительно российской позиции в Катынском деле.

Что же касается Обамы, то в Польше считают, что катынской публикацией президент США «реабилитировал» себя в глазах поляков. Соответственно, симпатии американских избирателей польского происхождения на предстоящих президентских выборах Обама себе обеспечил. Теперь остается ждать реакции Европейского Суда на американскую катынскую акцию.

Но вернемся к документам. Всего на «Катынской странице» сайта Национального архива США размещено свыше тысячи страниц документов. Они представляют 318 интернет-страниц по Катыни из различных американских государственных архивов.

Однако это далеко не полная публикация всех американских документов по катынской тематике. Только материалы ранее упомянутой комиссии Мэддена насчитывают около восьми тысяч страниц.

Естественно, что нас, прежде всего, интересуют материалы комиссии Мэддена, так как именно они определили американскую позицию в Катынском деле. Известно, что значительную часть материалов комиссии Мэддена - две тысячи страниц - составляют свидетельские показания (81 свидетель). Среди них внимания заслуживают свидетельства подполковника армии США Джона Х. Ван Влита, капитана Дональда Б. Стюарта и бывшего советского учителя Бориса Ольшанского, бежавшего в 1947 г. на Запад.

Эти свидетельства известны давно. Но сегодня, благодаря вниманию американских и польских СМИ, они вновь стали актуальными. Заметим, что одно время рапорт подполковника Ван Влита был размещен в Интернете. Однако в настоящее время он недоступен.

Подполковник Д. Ван Влит и капитан Д. Стюарт были взяты в немецкий плен и в 1943 г. находились в немецком лагере для военнопленных. Их нацисты выбрали их для посещения Катыни. Видимо, не случайно.

11 сентября 2012 г. газета «The Washington Post» писала, что американские офицеры «в 1943 году видели в Катынском лесу ряды трупов, находившихся на стадии сильного разложения. Это доказывает, что убийцами не могли быть нацисты, захватившие этот район лишь позднее».

Но «самой убедительной уликой они сочли хорошее состояние одежды и обуви убитых: видимо, эти людей убили вскоре после того, как взяли в плен», говорится в статье. Вывод более чем странный, но не будем полемизировать по этому поводу.

В статье также утверждается, что Ван Влит и Стюарт, «находясь в немецком плену, тайно (шифровками?!) известили Вашингтон о доказательствах вины СССР в расстреле в Катыни». Якобы эта информация была доложена президенту США Ф. Рузвельту, но он предпочел её проигнорировать ради участия СССР в войне против Японии.

Известно, что никаких шифровок Ван Влита и Стюарта в американских архивах не было обнаружено. Более того, в 1943 г. военнопленным американцам прибегать к шифровкам для передачи информации в США о советской вине не было необходимости. Немцы для того и возили их в Катынь, чтобы они сообщили об увиденном в Штаты.

Известно, что в Катыни Ван Влит и Стюарт получили от нацистских пропагандистов отпечатанные материалы с описанием подробностей катынской эксгумации и первоначальными выводами нацистских экспертов о вине Советов в этом «зверстве». К этим пропагандистским отчетам прилагалась куча «разоблачительных» фотографий.

Одним словом, при желании Ван Влит и Стюарт могли послать эти материалы в Штаты, даже президенту США, обычной почтой. Нацисты обеспечили бы их доставку. В подтверждении этого утверждения сошлемся на русскую эмигрантку княжну Марию Васильчакову, которая в 1943 г. жила в Берлине.

В своем дневнике княжна писала, что в октябре 1943 г. она получила «срочное задание: перевести заголовки под большим количеством фотографий останков около 4 тыс. польских офицеров, расстрелянных Советами и найденных в Катынском лесу под Смоленском нынешней весной».

По свидетельству М. Васильчиковой, эти снимки должны были «менее чем через неделю оказаться на столе у президента Рузвельта». В этой связи история с «шифровками» из лагеря военнопленных выглядит надуманной.

Однако для нас в этой истории главным является то, каким образом два американских офицера во время кратковременной «экскурсии» по катынскому лесу, под жестким наблюдением немецких офицеров, сумели «точно» датировать время расстрела катынских жертв? Ведь это не удалось даже более компетентным в этом вопросе людям. Датировку катынского расстрела они «установили» по «найденным» в захоронениях газетам и документам.

Напомним, что немецкий профессор медицины доктор Герхард Бутц, руководивший в 1943 г. эксгумацией катынских захоронений, в своем отчете писал: «Изменения, происходящие в тканях трупов, в каждом отдельном случае зависят в большой мере от положения трупа, от рода почвы, ее состава и свойств, а также от насыщенности влагой. Ввиду этого, а вернее из-за отсутствия материала для сравнения, нельзя определенно решить априори, сколько времени трупы пролежали в земле».

Аналогично высказались по этому поводу и эксперты Международной комиссии, работавшей в Катыни 29 апреля 1943 г. В своем заключении они писали: «Характер и степень разложения трупов — весьма неодинаковы, в зависимости от положения во рвах и места в массе трупов». Но для американских офицеров Ван Влита и Стюарта нет ничего невозможного. Им удалось посрамить тогдашнюю европейскую науку. На глаз они «безошибочно» определили: расстрел был весной 1940 г.

Несерьезно говорить о решающем значении свидетельств подполковника Ван Влита и капитана Стюарта в деле информирования американских властей о «преступлении Советов», как сейчас пытаются представить в Польше.

Более весомым «свидетельством», подтверждающим советскую вину за Катынь, является пятисотстраничный «Официальный материал о массовых убийствах в Катыни» («Amtliches Materialzum Massenmord von Katyn»), изданный осенью 1943 г. в Берлине.

Данный материал содержал массу свидетельств, документов и фотографий. Без сомнения, этот сборник попал на стол к президенту США Ф. Рузвельту и премьер-министру Великобритании У. Черчиллю. Однако и это не изменило их отношение к немецкой версии Катыни.

Черчилль суть своей позиции по Катыни в мемуарах сформулировал так «Мы должны разбить Гитлера, - сказал я, - и сейчас не время для ссор и обвинений». И это было правильно, так как судьба мира тогда решалась на советско-германском фронте.

Напомним высказывание госсекретаря США (1944–1946 гг.) Эдварда Стеттиниуса в ходе Ялтинской конференции: «Способность быстро забывать события является человеческой слабостью, а американскому народу следует помнить, что он был на краю гибели в 1942 г. Если бы Советский Союз не смог удержаться на своем фронте, немцы получили бы возможность захватить Великобританию. Они бы оккупировали Африку и в этом случае могли бы утвердиться в Латинской Америке. Эта угроза была постоянной заботой президента Рузвельта».

Кстати, Рузвельт по поводу Катыни высказался ещё более определенно. Уже в мае 1944 г. он в доверительном письме, адресованном Джорджу Эрлу, представителю США в Турции и на Балканах написал: «Джордж, это все немецкая пропаганда и заговор, я абсолютно убежден, что русские этого не делали».

Однако вернемся к свидетелям комиссии Мэддена. Не менее «впечатляющими» являются показания некого Бориса Ольшанского, представляемого на Западе как личного друга академика Бурденко и бывшего профессора Воронежского университета. Показания Б. Ольшанского известны из книги известного советского военного историка Михаила Семиряги «Тайны сталинской дипломатии». К сожалению, Михаил Иванович принял на веру невероятную историю Ольшанского.

Тот утверждал, что в апреле 1946 г. смертельно больной академик Николай Нилович Бурденко сообщил ему следующее: «Выполняя личное распоряжение Сталина, я отправился в Катынь, где как раз вскрыли могилы... Все тела были погребены 4 года назад. Смерть наступила в 1940 году... Для меня как для врача это очевидный факт, который невозможно поставить под сомнение. Наши товарищи из НКВД совершили большую ошибку».

Между тем известно, что Борис Николаевич Ольшанский (1910 г. рождения) никогда не был профессором Воронежского университета. В 1946 г. он работал рядовым преподавателем советской средней школы № 1 в Карлсхорсте (Берлин). В сентябре 1947 г. Ольшанский бежал в американскую зону оккупации Германии.

Ольшанский утверждал, что он был знаком с Бурденко еще с Воронежа. Бурденко действительно работал в Воронеже с 1918 по 1923 г. В 1920 г. он организовал при Воронежском университете специальные курсы для студентов и врачей по военно-полевой хирургии. Видимо, отец или мать Ольшанского были слушателями этих курсов или помогали их организовывать. Возможно даже, что Бурденко бывал у Ольшанских в гостях.

Однако поверить в то, что 13-летний Боря Ольшанский произвел на Бурденко такое впечатление, что академик решил с ним встретиться в 1946 г. и доверил ему сверхважную информацию, просто невозможно. Более того, известно, что Ольшанский в апреле 1946 г. не мог физически встречаться с Бурденко.

В 1946 г. Ольшанский из Германии в Союз в отпуск выехал только в июле. Это документально подтвержденный факт. В Союзе он находился только в Брестской области, откуда никуда не выезжал, поэтому его встреча с Бурденко не могла состояться. (Архив внешней политики РФ, ф. 054, о. 39, п. 708, д. 94, л. л. 95-97).

Но предположим, что в апреле 1946 г. Ольшанский всё же каким-то образом попал в Москву. Известно, что академик Бурденко с 10 августа 1945 г. по 28 мая 1946 г. после второго инсульта находился на лечении в клиническом санатории «Барвиха». У него были нарушены функции речи и, беседуя с кем-нибудь, Бурденко излагал свои мысли на бумаге. Доступ посетителей к нему был строго ограничен.

Полагать, что к 70-летнему академику, депутату ВС СССР, генерал-полковнику медслужбы, президенту АМН СССР пропустили неизвестного 36-летнего учителя Ольшанского, невероятно. Более того, люди, лично знавшие Бурденко, говорили, что он был весьма непрост в общении. Академик и генерал знал себе цену и вряд ли согласился бы на встречу с Ольшанским.

Ситуацию с ложью Ольшанского можно объяснить следующим. В США Ольшанский оказался никому не нужным эмигрантом. Подумаешь, учитель советской средней школы. После появления в американской прессе сообщений о Катыни и Бурденко, Ольшанский решил предложить американцам свою версию, которая должна была обеспечить ему паблисити. Добавив к детским впечатлениям из Воронежа информацию из газет, он смело явился на комиссию Мэддена и стал одним из основных свидетелей по Катынскому делу, обеспечив себе «достойное» место в Америке.

Столь противоречивые и несуразные свидетельства Д. Ван Влита, Д. Стюарта и Б. Ольшанского позволяют сделать вывод о том, что в комиссии Мэддена при оценке свидетельств по Катынскому делу господствовал политический подход.

Видимо, подобный подход отличает отношение американцев и к другим материалам, касающимся Катыни и размещенным на сайте Национального архива США. Вряд ли такой подход будет способствовать процессу выявления исторической правды по Катыни.

Источник